Афиша Биография Театр Фильмография Галерея Пресса Премии и награды Тескты Аудио/Видео Общение Ссылки

Живая и мертвая вода

     Каждая попытка инсценировать хорошо известный и любимый читателями роман — серьезное испытание для театра. Читатель, становясь зрителем, приходит в театральный зал, ожидая чуда. Особенно трудно возникнуть чуду, когда в основе спектакля такое сложное по философскому осмыслению действительности и своеобразное по форме эпическое произведение как роман Л.Леонова "Русский лес".
     Роман написан в 1953 году и повествует о предвоенных и военных годах.

(...)
     Уже несколько лет "Русский лес" привлекает пристальное внимание театра. Известно несколько попыток создания инсценировки.
     Но, как правило, авторы этих опытов захватывали только то, что лежит на поверхности, — видимую сюжетную основу: историю подвига Поли Вихровой. В результате из инсценировок уходил Леонов, исчезало философское содержание романа. И это неизбежно, так как при искусственном выделении линии Поли нарушается вся кровеносная система произведения, нарушаются внутренние законы авторской эстетики.
     Ленинградский драматический театр, работая над спектаклем "Живая вода", прошел путь поисков нужного решения и, наконец, в разнообразии идейно-тематических и сюжетных линий романа обнаружил свою тему.
     Авторы сценической композиции С. Зельцер и И. Ольшвангер отнеслись к роману с той высокой степенью доверия, которая является залогом успеха. Инсценировка сделана "по мотивам романа" — в симфонии "Русского леса" театр выбрал тему живой воды и попытался найти свой образный строй спектакля. И это был самый правомерный и наиболее совместимый с авторскими намерениями путь театра.
     В идейной концепции спектакля тема живой и мертвой воды символически обозначает отправные точки драматического конфликта. Борьба живого и мертвого в нашей жизни, неизбежность победы всего живого создает оптимистический пафос спектакля.
     Живая вода жизни воплощена в образе лесного родничка, у которого прошло детство крестьянского мальчика Ивана Вихрова.
     Это и реальный исток большой русской реки и как бы символ жизненного потока, который направляет и напутствует героя.
(...)
     Чувство ответственности за свои гражданские обязанности ,ответственность за свой жизненный "плуг" полностью владеет Вихровым. Вихров ощущает себя частицей народного потока, и это ощущение роднит и сближает его с дочерью — Полей.
     Недаром в дневнике Поли в день окончания школы записана ее любимая поговорка: " И вот былинку понесла река". Радостно и просто ощущение Поли себя былинкой на просторах могучей народной реки. Она, как и отец, верует, что эта река может понести ее только к чему-то очень хорошему и правильному.
(...)
     Роль Поли в спектакле ленинградского драматического театра играет молодая актриса Алиса Фрейндлих, играет зрело, умно, законченно, с неподражаемым задором и увлеченностью. Курносая и веселая, еще девчонка и уже девушка, Поля — Фрейндлих вносит в спектакль чистоту и нетронутость молодости. Она — представительница тех потомков, во имя которых Вихров отстаивает и бережет русский лес. В Поле зримо воплощена преемственная связь высоких гражданских идеалов нашего века. Свои любимые слова о былинке и реке Поля — Фрейндлих произносит с ярким чувством переполняющей ее радости, гордости, — и без объяснения понятно, что означает для нее эта поговорка. В добрый и мудрый поток жизни Поля вступает доверчиво и радостно. Все создано для нее в этом мире. Это потому, что она, Поля Вихрова, приехала в Москву, из всех окон гремит праздничная радиомузыка с единственно возможным названием, которое очень торжественно и чуть вопросительно произносит Фрейндлих: "Приглашение к жизни!".
     Самые сильные стороны актерской работы Фрейндлих — в передаче радости бытия, постоянно владеющей Полей. Это маленькое, упрямое и очень жизнелюбивое существо умеет радоваться жизни. И от этого свойства в драматические моменты своей судьбы Поля — Фрейндлих очень трогательная и выразительная. Самой удачной сценой Поли в спектакле стала сцена в райкоме комсомола. Поля выдерживает целый поединок с Сапожниковым, который сначала вовсе не желает принимать ее всерьез. Она постепенно уверяет его в том, что избавиться или отмахнуться от её, Полининой, просьбы — невозможно. И вот уже решено — Сапожков дает согласие послать ее на войну, но Поля все еще боится, а вдруг сорвется, а вдруг Сапожков раздумает, и на всякий случай с отчаянной решимостью повторяет свою припевку: "топор, рукавицы!" — доказывая неисчерпаемость собственной жизнерадостности. В этом дуэте очень хорош и достоверен и Сапожков — В. Копейкин, умно и тонко чувствующий и юмор и серьезность этой сцены.
     Трогательная и мужественная Поля — Фрейндлих — подлинно леоновская героиня. В успехе актрисы заложена основа эмоционального успеха всего спектакля
(...)
     Ленинградский драматический театр в поисках живой воды современности обратился к богатому источнику. Далеко не все ему удалось. Театр получил серьезные уроки и многому, очевидно, научился. Но общая атмосфера интересного режиссерского замысла, успех талантливой А. Фрейндлих — Поли и М. Ладыгина — Вихрова не случайность, а закономерность в этой работе.

 

"Театр" №7 -1959 г.



© 2007-–2018 Алиса Фрейндлих.Ру.
Использование материалов сайта запрещено без разрешения правообладателей.