Афиша Биография Театр Фильмография Галерея Пресса Премии и награды Тескты Аудио/Видео Общение Ссылки

Сегодня приходится на скоростях печь коммерческие спектакли

Во время своего приезда в Ригу на гастроли Санкт-петербургского Большого Драматического Театра, великолепная актриса Алиса Бруновна Фрейндлих поделилась своими жизненными наблюдениями и рассказала о том, что нового происходит в театральной среде.

- Какие перемены в БДТ произошли после смерти руководителя театра Георгия Товстоногова?

- Конечно, сейчас это уже не тот театра, который был при Товстоногове. Появилось ощущение недопитости бокала, что ли.

- Как вы относитесь к тому, что некоторые актеры связаны с политикой? Например, Богдан Ступка — прекрасный актер и одновременно министр культуры Украины, который свое министерство называет "министерством обороны культуры".

- Нельзя быть профессионалом в двух областях — или ты профессиональный актер, или профессиональный политик. Но мужики ведь всегда хотят как-то проявить свои бойцовские петушиные качества. Олег Басилашвили занимается политикой, чтобы поддержать нашу культуру, которая находится в загоне. Ведь без культуры нет нравственности, а без нравственности нет экономики. Я считаю, что наше сегодняшнее общество безнравственно по сути своей. Только культура и вера, храм — те институты, которые могут эту нравственность возродить.

- В спектакле "Калифорнийская сюита" вы пользуетесь ненормативной лексикой. Не устал ли от этого театр?

- Если мы хотим уничтожить авторские интонации, то давайте избавляться от этой лексики. Он так написал — а ведь при переводе еще и сильно "причесали" эту пьесу.

- Вы играли почти на всех рижских сценах, какая вам больше всего нравится и какая публика запомнилась?

- Помню зал в Опере и в Театре Русской драмы, а публика не меняется в зависимости от зала. От питерской она отличается тем, что мы для нее редкие гости, от этого увеличивается горячность зала, как и в Москве. — Не могли бы вы высказать свое мнение по поводу вашей работы с Романом Виктюком, в тех же "Осенних скрипках", например. Вас ведь считают несовместимыми натурами.

- Мне трудно было начинать, но потом, когда я поняла его философию и профессионализм, мне стало легче. Совместная работа у нас была только одна, и Виктюк выбрал пьесу, которая особняком стоит в его репертуаре — чтобы наша несовместимость сгладилась. Исключительно "виктюковская" атмосфера спектакля — он очень точно уловил начало 20 века. А ведь сама пьеса необыкновенно длинна и даже занудна.

- А если бы Виктюк предложил вам какую-нибудь рискованную роль?

- Конечно, что попало не играю. Я бы отказалась от роли, если бы почувствовала диссонанс со своим внутренним настроем. Последнее приглашение на съемки — это было приглашение Эльдара Рязанова сняться в "Старых клячах", но я отказалась. В то время была занята в театре, да и сценарий мне не понравился. Я очень нежно отношусь к Рязанову и мне было очень тяжело найти мотивы отказа.

- Существует ли мода на театр, и не огорчает ли она вас?

- Огорчает, потому что актерам приходится на скоростях печь коммерческие спектакли, этакие отбивные и котлеты, которые требуют невероятной мобильности и редко бывают полноценными. По-настоящему убедительные спектакли — сейчас редкость.

- Вы знамениты исполнением романсов. А дома вы поете?

- Нет. И даже когда мои внуки были маленькими , я обнаружила, что не знаю колыбельных.

- В детстве у вас было прозвище?

- Не очень хорошее. Мальчишки в классе меня называли Алиса-крыса. Но часто и Лисой Алисой звали.

- Что вы чувствуете перед выходом на сцену?

- Я молюсь. Потому что когда много лет работаешь в театре, появляется ощущение: а вдруг сегодня на меня ничто "не набежит" и я буду, как голый король, но пока ангел-хранитель спасал меня от этого.

И правда, личность с таким богатым внутренним миром, как Алиса Фрейндлих, никогда не будет на сцене голым королем.



© 2007-–2018 Алиса Фрейндлих.Ру.
Использование материалов сайта запрещено без разрешения правообладателей.