Афиша Биография Театр Фильмография Галерея Пресса Премии и награды Тескты Аудио/Видео Общение Ссылки

«Оскар и Розовая Дама». Театр имени Ленсовета

Интересно, как играется эта странная пьеса в Театре Елисейских полей в Париже? Эрик-Эммануэль Шмит — драматург-остроумец, его сюжетные ходы витиеваты, иногда похожи на лабиринт. Чтобы справиться с лабиринтом, необходимо самообладание.
 

Алиса Фрейндлих — актриса великолепно вычерченного рисунка, но кто заподозрит её в холодном рационализме? У неё здесь, в постановке Владислава Пази, своя игра, свой театр. Постройка французского автора, эта рискованная игра дамы-волонтёрши со смертельно больным мальчиком, игра в жизнь превращена в цельный экзистенциальный монолог. При всей его богатой эмоциональной нюансировке ведь это — Реквием.
 

Где Дама? Где Мальчик? Оскар пишет письма Богу, Дама читает их после его смерти. На сцене непрерывно звучит голос Алисы Фрейндлих. С первого появления на родной, давно оставленной сцене, актриса. Кажется, существует с особой мерой непосредственной, сиюминутной душевной жизни, интенсивной самоотдачи. Вы видите больного ребёнка с независимым нравом, видите его немолодую наперсницу — как-то обоих вместе. И видите, кроме них, что-то... ещё.
 

Но, в самом деле. Ведь и давний Малыш актрисы, коротавший с Карлсоном своё одиночество, совсем не умещался в рамки травести. Характерность, узнаваемость, «перевоплощение» не заслоняли того послания к каждому в зале, что было явлением высокой лирики, личностным высказыванием художника. Так и здесь. Два персонажа Алисы Фрейндлих взаимодействуют, словно переливаются друг в друга: это единое высказывание, льющаяся проповедь доброты и мужества, без тени дешёвого сантимента. Глубокая эмоциональная захваченность и, страшно сказать, сотворчество с актрисой ждут чуткого зрителя на этом спектакле. Сама искра взаимного узнавания заново актрисы и ленсоветовской сцены, актрисы и ленсоветовской публики — исключительный импульс к такому «сотворчеству».
 

Это счастье. Моноспектакль Алисы Фрейндлих театрально полнозвучен, глубок, нежен. Никто иной не поднял бы этого «веса». Только она могла сделать массив пьесы нематериальным до прозрачности, одухотворённым — и столь энергетически сильным.
 

Когда-то Александр Введенский озаглавил свою мистерию «Кругом, возможно, Бог». Алиса Фрейндлих воплощает эту формулу обэриута зримо в спектакле «Оскар и Розовая Дама».
 

 


 

 

Надежда ТАРШИС

«Театральный Петербург», 2005, № 4, 16 — 28 февраля.
 



© 2007-–2018 Алиса Фрейндлих.Ру.
Использование материалов сайта запрещено без разрешения правообладателей.