Афиша Биография Театр Фильмография Галерея Пресса Премии и награды Тескты Аудио/Видео Общение Ссылки

Афоризмы и высказывания наполеона www.listolog.com.

Фарс, а разве это плохо?

Спектакль "Укрощение строптивой" идет в театре имени Ленсовета уже немало лет. Но он считается таким же озорным, веселым и стремительным ,как и в момент своего рождения. Правда, сейчас парадоксально старомодным выглядит то, что в день премьеры казалось и действительно было новацией. Я имею в виду атрибуты сегодняшней жизни, введенные в старую комедию: магнитофон в руках слуги, телефонную трубку, посредством которой главный герой общается со своим поваром. Ныне это вызывает улыбку, но, в общем, не мешает восприятию спектакля, его напористого, бурного ритма.

Этот ритм определяется точно и современно почувствованной фарсовой стилистикой, доминирующей в одной из лучших комедий Шекспира. "Укрощение строптивой" создавалась в самый ранний, оптимистичный период творчества великого драматурга. Гуманистические идеалы Ренессанса определяли его взгляды на жизнь, усиливали карнавальное начало в пьесах. И хотя в этой комедии слились два заимствованных сюжета — из английского "Фарса об укрощении строптивой жены"и итальянской "ученой" комедии "Подмененные" Ариосто, на первый план выведены ситуации, органичные именно для народной буффонады. И этим изобретательно воспользовался постановщик спектакля, н.а. СССР. И.Владимиров. В красочном, изящном мире, созданном художником — заслуженным деятелем искусств КАССР А. Мелковым, — он разворачивает целый ряд комических эпизодов, выглядящих весьма самостоятельными, вместе с тем, складывающихся в цельное повествование.

Один за другим на наших глазах происходит множество розыгрышей и превращений, типичных для фарса. Выдают себя за учителей поклонники очаровательной и кроткой Бьянки — Люченцио и Гортнензио (А. Семенов). Слуга Люченцио — Транио принимает облик своего господина и, чтобы помочь тому, находит себе фальшивого отца. В общем, — озорная и забавная игра.

И в эту игру, словно смерч, врывается Петруччо — претендент на руку строптивой Катарины, старшей сестры Бьянки. Заслуженный артист РСФСР Д.Барков буквально подавляет все своим неуемным темпераментом. Действие словно завихряется вокруг его Петруччо. Этот грубоватый, напористый малый хорошо знает, чего хочет: основа брака для него — деньги, необходимые, чтобы поправить пошатнувшееся состояние. На сердце Катарины он не претендует. Достаточно ее укротить, а это для авантюрного характера Петруччо — самое увлекательное дело.

Герой Баркова вступает в действие, как в бой, и находит здесь достойного противника. Народная артистка РСФСР А.Фрейндлих в который раз поражает многогранностью своего таланта. Она может быть акварельно лиричной, умиротворенно мудрой: А в этот вечер кажется, что актриса буквально рождена строптивой, озорной и остроумной Катариной.

Но совсем не глуп ,оказывается, и Петруччо. Он куда сложнее, чем персонаж старого фарса. Он даже психолог: "не замечая" выпадов Катарины, поет хвалу ее "кротости", "нежности", и "приветливости". И тут же может с увлечением вступить в лихую потасовку с будущей подругой жизни.

"Укрощение" строптивой Катарины происходит в течение всего спектакля на фоне полифонически построенного действия. Мы с интересом следим за похождениями женихов Бьянки, которую с мягкой иронией играет з.а. РСФСР Г.Никулина. жаль только, что некоторая аморфность з.а. РСФСР Л.Дьячкова, исполняющего немаловажную роль Люченцио, нарушает цельность ансамбля. Актер, на счету которого ряд прекрасных работ, в этом спектакле кажется "человеком со стороны". Очевидно, фарсовая стилистика оказалась для него чуждой.

Зато ее целиком восприняли исполнители, очень точно выбранные на роли слуг.

Слуга в комедиях Шекспира отнюдь не "проходной" герой. Он носитель народного остроумия и оптимизма. Недаром Лаунс из "Двух веронцев" утверждает: "Человек не пропал, пока не повешен". Так же непотопляем и слуга Петруччо — Грумио. Заслуженный артист РСФСР А.Равикович ведет свою роль на грани клоунады. Его устрашающая целеустремленность, его острые шутки позволяют Грумио на равных существовать рядом со столь эффектным Петруччо.

А как комично серьезен Транио (А. Пузырев) в своей чрезвычайной миссии — исполнении роли собственного господина!

И уж, конечно, запомнится Бьонделло — фантастическое в своей продуманной нелепости создание С. Мигицко. Этот длинный, корявый, мрачный парень, непоколебимо уверенный в каждом произнесенном им слове, не только доставляет зрителям множество веселых минут, но и представляет из себя колоритный , необычный характер.

Есть еще один равноправный герой спектакля. Его создал композитор Геннадий Гладков, постоянно сотрудничающий с театром имени Ленсовета. Музыка для этой постановки органична и даже необходима.

Драматургия Шекспира вообще невероятно музыкальна, не говоря уже о том, что практически в каждой пьесе — будь то комедия или трагедия — не раз заходит разговор о музыке. Недаром И.Соллертинский отмечал: "Ни один писатель той эпохи не обращался в своих произведениях так часто к музыке, как Шекспир". Не составляет исключения и "Укрощение строптивой". Это учли и композитор, и постановщик.

Музыкальность этого спектакля стихийна — в ней нет жесткой стройности мюзикла — и, вместе с тем, естественна. Г. Гладков создал светлые и озорные мелодии. Чего стоит, например, одна "ария" Гремио (И. Розанов)- незадачливого престарелого жениха Бьянки! Точно найдены музыкальные характеристики Петруччо и Катарины.

При этом музыка, предназначенная для исполнения Алисой Фрейндлих, значительно многогранней. В ней — не только озорство, но и явно проступающие лирические ноты. Таков и сам характер, созданный актрисой. Ее строптивая героиня "Укрощается" не только под воздействием силы Петруччо, но и под влиянием зарождающейся любви к этому человеку. У Шекспира не остается неизменным и Петруччо. Укрощая Катарину, он меняется и сам, все с большим интересом приглядываясь к достойному "противнику". В спектакле же обаятельный и темпераментный герой Д.Баркова, в общем-то , одинаков от пролога до последних реплик. Впрочем, видимо, он таким и задуман постановщиком, чтобы оправдать неожиданный и не предусмотренный пьесой финал.

Помните — самодовольные мужья спорят ,чья жена покладистее. А жены, даже кроткая прежде Бьянка, "показывают зубки". Только Катарина приходит по первому зову и произносит свой знаменитый монолог о покорности. Так и в пьесе. У ленинградцев же Катарина, говоря смиренные слова, натягивает поперек сцены веревку, через которую кувырком летят завороженные "сладкой речью" мужчины. И этому, честное слово, радуешься больше, чем торжеству средневековой прописной морали.

 

автор Я. Брунштейн

"Ленинец", г. Иваново, 27 июля 1979 г.



© 2007-–2018 Алиса Фрейндлих.Ру.
Использование материалов сайта запрещено без разрешения правообладателей.