Афиша Биография Театр Фильмография Галерея Пресса Премии и награды Тескты Аудио/Видео Общение Ссылки

Единственная театральная премия без интриг

Фото: Михаил Садчиков-мл.

 

 

Есть в городе театральная премия, лауреаты которой никем и никогда не обсуждаются — выбор жюри заведомо признается беспрекословным. И какую бы агрессивную пору ни переживало петербургское театральное сообщество, атмосфера церемонии этой премии отличается редкостным единодушием. Речь — о Независимой петербургской актерской премии им. Владислава Стржельчика, которая ежегодно вручается в день рождения Артиста. Нынче ею награжден Сергей Дрейден.

 

Секрет безынтрижности Премии — в том, что ее жюри составляют актеры,  чья репутация не вызывает ни единого вопроса. В городе таких осталось трое: это Людмила Павловна Шувалова-Стржельчик (вдова Артиста), Алиса Бруновна Фрейндлих, Олег Валерианович Басилашвили. Идейным вдохновителем и бессменным организатором все 14 уже лет остается Нелли Бродская, чей голос из зала в микрофон — отпускающий замечания техникам, приглашающий на сцену ведущих и благодарящий участников, — превратился в необходимый для общей гармонии, ненавязчивый фон.



Этой Премии ждет всё театральное сообщество, проходит она только в одном пространстве, в зале Союза театральных деятелей на Невском, на нее не продают билетов — та же Нелли Бродская перед началось рассаживает толпу гостей. Но эта церемония играет для театрального Петербурга ту же роль, что и пасхальная служба в церкви. Она не просто поминает великого артиста Владислава Стржельчика, она его воскрешает. А вместе с ним и тот идеал театра, которым, по выражению Алисы Фрейндлих, артисты клянутся — театр, в котором при самой жесткой режиссуре артист был точкой отсчета, главным звеном, центральной на взгляд из зала составляющей спектакля. Но это свое положение он и отрабатывал адовым трудом. Ни одна роль не рождалась без мук, боли, самоистязаний, полной мобилизации всех душевных и физический сил актера. И такая зашкаливающая трудоемкость в результате превращала самые легкие комедии в значительные для современности и — что теперь уже бесспорно — для истории произведения искусства. Вот эту работу Владислав Стржельчик — с виду и по сути баловень судьбы, красавец, гедонист и гурман, — не просто любил, но выполнял с неистовым рвением, самозабвенно и беспощадно для собственной души.


У Премии есть друзья, чей профессионализм не подлежит сомнению, и они каждый раз организуют для публики маленький концерт. Это прежде всего пианист и культуртрегер Алексей Гориболь, солистка Мариинского театра Олеся Петрова, театр «Лицедеи» — впрочем, они регулярно приглашают замечательно талантливых неофитов от искусства. У Премии есть бессменные ведущие: артисты Валерий Дегтярь и Елена Соловьева. Но центр церемонии, ее ключевая составляющая — просмотр битковым залом заботливо подобранных Нелли Бродской каждый раз новых отрывков из театральных и киноработ Стржельчика. И будь то роскошный пианист-тиран Рубинштейн, высокомерно поучающий композиторов из фильма «Чайковский», лихо отплясывающий вор из «Ограбления в полночь», или Барни Кэшмен из спектакля «Этот пылкий влюбленный» (одной из последних театральных работ Стржельчика), — это всё эталон, который следовало бы поместить в институт мер и весов, кабы такой существовал в актерской профессии. Роли сделаны с ювелирной точностью, в полном соответствии с жанром и стилем, они самодостаточны и в то же время полностью подчинены одному из решающих для театра закону партнерства. Лев Додин рассказывал, что устраивал для своих студентов показы спектаклей с участием Стржельчика в записи — показывал всё, что сохранилось, чтобы, по его словам, артисты видели, «что раньше могли делать актеры». На час церемониала весь зал СТД, включая и многочисленных сидящих здесь именитых артистов, превращается в  школяров. О чем на последней церемонии, совершенно не стыдясь во весь голос объявил Сергей Мигицко.   



Разумеется кода церемонии и самый волнительный момент — это выход к микрофону членов жюри. Даже когда эта величественная троица сидит в зале, она мистическим образом притягивает внимание, заставляя то и дело оборачиваться. Но когда эти люди поднимаются на сцену, прекрасная Алиса Бруновна подходит к микрофону и вскрывает конверт, сердце, ей-богу, колотится, как у абитуриента перед объявлением окончательных результатов. А нынче Алиса Фрейндлих еще и немного поинтриговала публику, рассказывая, что лауреат нынешний возник всего два дня назад, дерзко оттеснив все другие обсуждавшиеся кандидатуры, и называя его Челкашом, который, обладая свободным духом, плавает на своей лодке, где только захочет, но даже в рамках режиссерского диктата, «терзает и мнет свою душу, исповедуя тот тип театра, который мы, старички, любим и которым клянемся».



И вот тут только прозвучало имя победителя — Сергей Дрейден. Члены жюри действительно увидели его два дня назад в новом спектакле «Мой уникальный путь» в театре «Приют комедианта». Там Дрейден играет продюсера, чьи монологи по легкости, виртуозности, проникновенности исполнения  и проникновению в души зрителей сравнимы разве что с джазовой импровизацией.


Еще перед кульминацией Валерий Дегтярь сказал, что премией этой награждаются те актеры, у кого есть что-то от Стржельчика — какая-то из составляющих этой уникальной творческой личности. У Дрейдена, несомненно, есть и не одна: в нем и неистовство художника-трудоголика, и сногсшибательная харизма, и неуемное стремление брать всё новые, все более трудные актерские рубежи. Его роли в «Мраморе», «Отце», «Потерянных в звездах», последнем «Моем уникальном пути» — и в самом деле сравнимы с покоренным вершинами, таков их масштаб, и их трудоемкость. Но тут же, прямо на сцене, проявилось еще одно редкое качество Дрейдена: он — как оказалось — великолепный рассказчик. Пожалуй, у него вышла самая неформальная и содержательная речь лауреата за всю историю Премии. А рассказывал он о своих точечных, но на удивление регулярных связях с БДТ, назвав этот театр своим прародителем. О том, как помощница Товстоногова Роза Сирота «на секунду» ушла из Большого драматического, и тут же Дрейден умудрился поучаствовать в ее телевизионной режиссерской работе — фильме «Улыбки Уильяма Сарояна»: «Я сыграл рассказ «Откуда я родом, там люди воспитанные», шаловливо так сыграл, легко». О том, как подростком на катке в Таврическом саду получил сотрясение мозга, оказался в Доме отдыха — и именно в комнате напротив той, где жил Товстоногов. Они катались вместе на лыжах, и Дрейден смешил Товстоногова, рассказывая анекдоты. О том, как позже, уже актером, договаривался о показах в БДТ и не приходил от страха, и как сделал работу с учеником режиссерского курса Товстоногова, и был все-таки замечен Мастером. Еще одна ветка воспоминаний Дрейдена о БДТ связана с домом Ольги Гудим-Левкович, матери Кирилла Юрьевича Лаврова.



На банкете воспоминания продолжились. И Алиса Фрейндлих вспомнила, как муж Гудим-Левкович ставил какие-то детские представления, где она играла обезьянку. Вообще, глядя со стороны на неформальный диалог Фрейндлих и Дрейдена подумалось, что театральный Петербург чрезвычайно украсила бы их партнерская история на сцене. Что режиссерам стоило бы задуматься о такой уникальной возможности. Хотя в последнее время всё чаще приходится убеждаться, что современные режиссеры боятся больших артистов, чей талант соизмерим с талантом Владислава Стржельчика, предпочитая верховодить представителями среднего звена профессии. Поэтому люди, обладающие отвагой, «чтоб играть на века», вынуждены простаивать. И вот на таких вечерах, как вечер Премии имени Стржельчика, катастрофа таких простоев ощущается особо остро.      


Жанна Зарецкая, «Фонтанка.ру», 02.02.2012 15:32



© 2007-–2018 Алиса Фрейндлих.Ру.
Использование материалов сайта запрещено без разрешения правообладателей.