Афиша Биография Театр Фильмография Галерея Пресса Премии и награды Тескты Аудио/Видео Общение Ссылки

Думать, любить, ненавидеть

     Характеры своих героев заслуженная артистка РСФСР Алиса Фрейндлих передает в мельчайших деталях. Актриса умеет проникнуть в их душу. Она живет одной с ними жизнью даже тогда, когда литературный материал слаб. Актрисе посчастливилось. Ей почти не приходилось создавать образы, отпугивающие своей душевной пустотой, которую невозможно скрыть. Мы привыкли видеть Алису Фрейндлих в ролях женщин ясных, сильных, нежных и добросердечных.
     Арбузовская Таня в интерпретации Алисы Фрейндлих — это женщина шестидесятых годов, которая испытала многое: радость труда, гибель любви, потерю ребенка, силу нового признания. Ее Таня не тепличное растение, которое могут погубить первые легкие заморозки. Когда обнаруживается ложь Германа, Таня Алисы Фрейндлих подобна костру, засыпанному пеплом. Воспоминания о счастливых днях, о том, как Таня ждала прихода мужа с работы, как хмельная от счастья кружилась в польке по комнате, как варила уху и гадала, что будет через несколько лет, нельзя вычеркнуть в одно мгновенье. Ее Таня до этого кому-то была нужна. Теперь в душе образовалась пустота. Потеря ребенка углубила ту рану, которую жизнь нанесла Тане. Но Алиса Фрейндлих знает, что у современной женщины есть святая миссия — ее труд.
     Об Алисе Фрейндлих обычно говорят: естественная и органичная актриса. И это действительно так. Ей присуща простота, жизнь открывается ей как чудо, солнечное, тонкое, умное. Когда актриса в "Тане" говорит о сокольниках (где она, катаясь на лыжах, чуть не заблудилась), мы ощущаем любовь к природе самой Фрейндлих, когда Таня слушает первые такты "Евгения Онегина", мы чувствуем музыкальность Фрейндлих. Ничего громкого и лишнего. Прошли годы. Алиса Фрейндлих встретилась с ролью совсем иного типа — мадам Пичем в "Трехгрошовой опере" Бертольда Брехта. И перед нами предстала актриса совсем иного жанра. Яркая комедийная театральность, эффектная форма, богатство выразительных средств, удивительно своеобразная осанка, движения, внешняя маска. С каким азартом исполняет она зонги! Это разговор Фрейндлих — Пичем с аудиторией, с собой, она иронизирует, зовет, смеется, и вместе с тем она судья обстоятельств, в которые бросила ее жизнь.
     Хочется вспомнить предостережение Станиславского: "То, как актер слушает и заражается от партнера, скажет вам о силе его темперамента гораздо больше, чем самый горячий монолог, произнесенный этим же актером. Берегитесь — в монологе она вас обманет, а в молчании — не сумеет. Темперамент восприятия цените в актере больше всего".
     Алиса Фрейндлих увлекает партнера своим пылом, богатым воображением, мастерством диалога, самыми неожиданными поворотами.
     Вера в человека — это заповедь не актрисы уже с первых ее шагов на сцене, когда она еще играла в театре имени Комиссаржевской. Вспоминаются ее одухотворенная Маша в пьесе Ольги Берггольц "Они родились в Ленинграде" или добрая и лукавая Вера Роальд в пьесе Назарова "Случайные встречи".
     Мы видели многие постановки пьесы Леонида Зорина "Варшавская мелодия". Что волнует нас в Геле Алисы Фрейндлих? Это спектакль-монолог актрисы. Она играет Гелю вдохновенно. Сказать, что она искренна, женственна, обаятельна — значит не сказать ничего. Ее Геля прежде всего полька, ее интонации выражают национальное своеобразие.
     Геля Алисы Фрейндлих повествует о многом: о том, что успешная карьера не может компенсировать неудач личной жизни, что человек не должен обманывать самого себя, что и при дневном свете он должен уметь смело глядеть правде в лицо. В ее движениях и жестах еще много от шаловливого подростка, хотя в интонациях уже в первых картинках мы чувствуем прошлое Гели: войну, поиски смысла жизни, человечности.
     Три встречи, три расставания — из трех различных моментов жизни складывается образ. В сцене, когда Геле грозит потеря любимого человека, актриса отказывается от какого бы то ни было мелодраматизма. Голос А.Фрейндлих звучит решительно, в нем нет упрека, отчаяния, скорее — уверенность, что нельзя мириться с тем, что противоречит человечности.
     На свидание с Витеком через 10 лет Алиса Фрейндлих приходит взволнованная, и она не скрывает этого. Она счастлива, что судьба хоть на минуту улыбнулась ей. В Витеке она все еще любит свою мечту, свои лучшие, часто несбывающиеся надежды.
     Алиса Фрейндлих остается верна себе, хотя обстоятельства вовлекли Гелю в неравную борьбу. Для актрисы война в этот момент еще не закончилась. Отстроенная Варшава, каждый шаг, пройденный по земле, напоминает о новой и гораздо более тяжелой борьбе — борьбе за человеческую душу. Геля — неисправимый романтик. И такой мы видим Алису Фрейндлих в последнем диалоге с Витеком. В ее голосе все: горечь одиночества, чувство боли из-за внутреннего компромисса, инертности близкого человека. Леонид Зорин дает нам последнюю картину как известный итог жизни двух сложных людей. Актриса Алиса Фрейндлих не может так решительно подвести черту. Ибо это трудно сделать там, где речь идет о любви, уважении, дружбе. Ее Геля в последней картине знает, что это прощание навсегда. Актриса временами впадает в молчание. Только легкий поворот головы, робкий вопрос и снова молчание. Такова Алиса Фрейндлих в роли Гели, и каждый, кто видел ее в этом спектакле, не может остаться равнодушным, ибо покоряет богатый и своеобразный талант этой замечательной актрисы.

 

автор Г. Трейманис

"Ригас Балсс" 22 августа 1969 г.  



© 2007-–2018 Алиса Фрейндлих.Ру.
Использование материалов сайта запрещено без разрешения правообладателей.