Афиша Биография Театр Фильмография Галерея Пресса Премии и награды Тескты Аудио/Видео Общение Ссылки

Цена Успеха

«Весь мир — театр», — говорил Шекспир. И режиссёр Константин Худяков, приступая к работе над фильмом «Успех», имел в виду, наверное, двоякий смысл этого утверждения. Не только театру подвластно показать .практически все, что когда-то происходило, происходит сейчас и даже произойдет в будущем (при известной доле фантазии) в мире, но и сам театр, его внутренняя жизнь может послужить моделью окружающего мира. Именно на основополагающие нравственные проблемы нашего общества пытался выйти постановщик, рассказывая «закулисную» историю, интересную, на первый взгляд, только специалистам и завзятым театралам. Историю молодого столичного режиссера, направившего свой путь «в провинцию», чтобы там «сделать себе имя». Театр, спектакль — только средства. Что за дело ему до людей, с которыми столкнет его судьба! Ведь это всего на несколько недель. Можно резко одернуть немолодого актера, отдавшего десятилетия служению театру (пусть театр не лучший в стране, а актер не самый сильный в труппе), публично унизить, довести до тяжелого сердечного приступа. А можно и унизиться самому, чтобы в итоге подчинить себе талантливую, но довольно-таки своенравную актрису, заставить ее «отслеживать» режиссерский замысел...
Сказанное могло бы и исчерпать вполне добротный сценарий— если бы он принадлежал драматургу меньшего масштаба, чем лауреат Ленинской премии Анатолий Гребнев. У него же это только экспозиция, а точнее, лишь одна ее сторона. Ибо все остальное — путь героя фильма, режиссера Геннадия Фетисова, к осознанию цены истинного, полного успеха— успеха всего коллектива, работавшего лад постановкой, достижимого только тогда, когда каждому человеку на протяжении недель репетиций жилось и работалось — нет, не легко — максимально удобно и естественно в существующих обстоятельствах. Когда каждый чувствовал бы себя на своем месте и отдавал бы максимум возможного, а для этого необходимое условие — атмосфера взаимного уважения и доброжелательства.
К тому же Фетисов далеко не так однозначен, как было только что обрисовано. Да, он бывает резок, и его- нападки не во всем справедливы. Да, он сверх меры самоуверен, и высокое мнение о себе не всегда соседствует у него с объективностью в оценках окружающих. Да, он не особенно стесняется в средствах, пре-. следуя свою цель. Но вместе с тем цель эта — успех подлинный, а не показной. И когда он то и дело повторяет «гениальный спектакль», то это не просто бравада и самолюбование. Здесь и затаенная мечта о действительно прекрасном спектакле, который не просто удостоится похвал критики и вскоре благополучно прекратит свое существование, а не один год будет нести зрителям радость приобщения к высокому искусству, и осознание своего не проявившегося пока в полной мере творческого потенциала. А он, судя по всему, незауряден. Но чтобы «состояться» как режиссеру, Фетисову необходимо прежде всего «состояться» как человеку. И как раз параллельный и взаимосвязанный творческий и человеческий рост — и есть то главное в развитии образа, что так мастерски передает актер Леонид Филатов. А лучшие изначальные человеческие качества, без которых рост героя не был бы возможен, в полной мере проявляются в конфликте с бывшим соучеником Олегом Зуевым. Беда этого человека не в том, что он, будучи щедро одарен от природы, разочаровался, разуверился в актёрской профессии (в конце концов, не каждому дано гореть, а без горения нет актера!). Зуев нищ — и страшен — тем, что свой теперешний взгляд на жизнь, взгляд- циничного прагматика, возводит в ранг едва ли не вселенской философии. Александр Збруев создаёт здесь олицетворение современного воинствующего мещанина, враждебного любому, кто руководствуется иной, чем он, системой ценностей, кто стремится к жизни, наполненной высоким духовным содержанием. И когда Фетисов осознает подлинную сущность Зуева, он поступает так, как всегда поступали настоящие мужчины...
Как видно, проблемы сугубо «театральные» тесно увязаны в фильме с проблемами развития и совершенствования личности. А вот совершился ли переход к проблематике, волнующей общество в целом, как было заявлено авторами? На этот вопрос трудно ответить односложно. Картина «Успех» — из тех, что каждый воспринимает на том уровне, к которому сам внутренне готов. При поверхностном взгляде может показаться, что это хотя и населенная сильными и интересными характерами, но все же частная история. И лишь всматриваясь все более и более пристально, можно подойти к самым глубоким обобщениям. Фильм не навязывает их, но и не исключает. И заслуга в этом не только постановщиков, но и актеров. Большинству из них пришлось решать сразу три задачи: играть и своих героев, и персонажей чеховской «Чайки» (имение она репетируется по ходу действия), и в то же время мыслить на экране социальными категориями.
В удивительно крепком исполнительском ансамбле киноленты первенство, помимо Леонида Филатова, бесспорно принадлежит Алисе Фрейндлих и Льву Дурову. Героиня Алисы Фрейндлих—актриса, заслуженно занимающая ведущее положение в труппе, негласная «хозяйка» театра, явно шла к теперешним вершинам нелегким и непрямым путем. И «по пути» научилась защищаться от нежелательных вторжений в свой, особый, артистический мир броней замкнутости, иронии, даже высокомерия. Но как же буквально на глазах расцветает она, когда видит долгожданное понимание, когда перед ней открывается возможность Творчества с большой буквы! Ведь, что греха таить, в театре, с которым связана ее жизнь, до высокого творчества доходило нечасто, куда чаще актерское ремесло перерастало и ремесленничество...
Иной человеческий тип обрисовывает Лев Дуров. Его героя, несмотря на приближение «круглой даты», все зовут Павликом. Он и действительно взрослый ребенок. Как одаренный ребенок, легко и естественно перевоплощается он на сцене. И как ребенок, беззащитен перед жестокостью и грубой силой. Для него нет жизни вне сцены, и сыграть он может все, кроме того, что навязывается извне, чужой волей, парализуя его собственную волю и инициативу...
Перечень безусловных удач фильма можно было бы и продолжить. Но, к сожалению, не избежали авторы и просчетов. И самым досадным для них приходится признать то, чти сила воздействия картины была бы гораздо больше, если бы зрители были убеждены в значительности конечного результата деятельности ее персонажей. Утверждение, что спектакль получился не просто талантливым, но из ряда вон выходящим, прозвучав в киноленте, повисает в воздухе. И никак не могут послужить ему подтверждением мельком показанные фрагменты, когда одетые- в изысканные белоснежные костюмы актеры на фоне изысканных белоснежных декораций принимают неестественно-вычурные позы, явно заимствованные из балета «Чайка» Родиона Щедрина — Майи Плисецкой (а театр-то, как-никак, драматический!..).
И тем не менее, достигнуто главное — фильм звучит приглашением к разговору о моральной цене успеха в любом большом деле, о том, что за делом стоят люди и что успех — сумма их совместных усилий, сумма маленьких успехов каждого из них. Только приглашением— не мало ли? Но один из крупнейших наших кинорежиссеров Юлий Райзман (с которым, не раз сотрудничал сценарист Анатолий Гребнёв) сказал как-то, что «...цель искусства — не навязывать готовые решения, а лишь подталкивать к их поиску». И в картине «Успех» реализована как раз эта цель.
 

 

"Искусство кино" № 3 — 1985 г.



© 2007-–2018 Алиса Фрейндлих.Ру.
Использование материалов сайта запрещено без разрешения правообладателей.