Афиша Биография Театр Фильмография Галерея Пресса Премии и награды Тескты Аудио/Видео Общение Ссылки

Алиса в стране чудес

Популярность Алисы Фрейндлих столь необычна, что объяснить ее непросто. Что ни роль, то победа. Как будто сговорились критики и знатоки искусства. И пьесы бывают малоудачные, и фильмы с ее участием бывают слабые. Но даже и в этих случаях на долю Алисы Бруновны выпадает успех. В чем же причина?

 

Алиса Фрейндлих:

Вы явно преувеличиваете мою популярность. Я вам сколько угодно насчитаю актеров популярней меня. Сколько хотите? Десять? Двадцать? Не надо? Ну то-то. Да и вообще, разная бывает популярность. Вряд ли это критерий. Вернее, не единственный критерий.
А что касается побед и шумного успеха... Как вам сказать... В кино у меня побед пока не так уж много. Хочется верить — пока. Да и в театре всякое бывает. Вы не видели у нас в театре "Хождение по мукам"? Ну, и слава богу. Я очень люблю этот роман Алексея Толстого. И с большим увлечением работала над ролью Даши. И провалила роль. С треском провалила. По всем статьям. Ищи теперь виноватого.
Так что неумеренное выражение восторгов вряд ли уместно... А то еще сглазите...

 

Я в Ленинграде. Мы разговариваем с Алисой по телефону. Хожу на ее спектакли. Вижу ее после репетиций и спектаклей. Вижу одну. С мужем, Игорем Владимировым. С очаровательной голубоглазой дочкой Варенькой. С товарищами по искусству. Слушаю ее. Алиса слушает меня. Мы спорим. В чем-то соглашаемся. Местами наш разговор напоминает диалог глухих. Наконец Алиса читает мои заметки. Читает очень добросовестно, даже капитально. Читает весь ворох черновиков, машинописный и рукописный текст — более десяти вариантов. Читает и комментирует. Иногда улыбается. Правильно, мол, попал в цель. Замечает мелкую неточность. Исправляет карандашом. Вдруг неожиданно сердится (но пустяковому поводу), по-детски надувает губы. Якобы сраженная моим неумелым замечанием, закрывает глаза, судорожно ловит воздух ртом, падает в обморок и звонко хохочет. Увлеченная игрой, рассказывает о коллегах, одним-двумя жестами изображает их.

Только что в двух шагах от меня была Алиса, грациозная, удивительно обаятельная. Вдруг она исчезает. Вместо нее — Игорь Владимиров в обыденной жизни, элегантный, артистичный, истый джентльмен. Затем — Лариса Малеванная перед выходом на сцену — красивая, холодноватая, углубленная в себя. Взмах руки Алисы — и в комнате становится тесно. Всю ее заполнил добродушный богатырь Алексей Петренко, только что вернувшийся со съемок. Мелодична его украинская речь. Его обращение к Алисе: "Ласточка моя!" — проникнуто неподдельной нежностью. "Какая актриса!" — думаю я.

Бруно Фрейндлих, высок, благороден, обаятелен, обладает прекрасной артистической внешностью. Его работы в театре и кино отличают чувство меры и изысканный вкус. Ленинградцы любят его. Действительно, Бруно Фрейндлих — превосходный драматический актер. Хотел ли он, чтобы его дочь Алиса стала актрисой? И да, и нет. Девочка была маленького роста, невзрачная, некрасивая. Куда уж ей в актрисы...

Зато образование Алисе дали основательное, обучали игре на фортепиано, пению, хореографии. В школьный кружок драмы, которым руководила известная актриса Призван-Соколова, девочка поступила сама. Сама поступила она в Ленинградский институт театра, музыки и кино. Там ее тотчас заметили, о ней заговорили, предрекая ей большое будущее. Отец никогда никуда не "устраивал" Алису. Он был ей добрым наставником, делился с ней богатейшим опытом актерского мастерства.

После окончания института Алису пригласили в театр имени Комиссаржевской. Первые роли, первые успехи. Алиса играла своих сверстниц, жила их тревогами и заботами. Молодежь стала ходить и театр специально "на Алису". Песенки, которые пела актриса вечером на премьере почти в каждом спектакле, утром распевал чуть ли не весь Ленинград. В этом городе понимают толк в искусстве.

Чего еще желать?

 

Алиса Фрейндлих:

О работе в театре имени Комиссаржевской я вспоминаю с большим удовольствием. Я прошла там хорошую школу, очень хорошую. Я там не была премьершей. Там блистала превосходная актриса Эмма Попова. А мне доставались лишь те роли, от которых отказалась Попова (или, как говорят в театре, которые упали со стола Поповой). Я рыдала и переживала страшно, что мне не удалось сыграть Дороти в "Пятой колонне" Э. Хемингуэя.

А может, и к лучшему. Если бы мне тогда поручали сложные психологические роли, наверное бы, я сломалась и сейчас бы была посредственной актрисой. Ведь надо очень много пережить и передумать, чтобы было о чем рассказать зрителю. Я твердо уверена: любому актеру надо опыта набраться, надо много перестрадать, надо пройти огонь, воду и медные трубы, чтобы стать настоящим мастером.

Так вот, для меня театр имени Комиссаржевской был стартовой площадкой. Я сыграла 12 ролей за 4 сезона. Я играла детей, молоденьких девчонок, своих ровесниц. Мне все было понятно и легко. И еще я очень много была занята в массовых сценах. Так, однажды я три с половиной минуты в глубине сцены вертелась на пуантах, изображая балерину.

А если бы я начинала с Джульетты — завалила бы эту роль, угробила бы себя. Но это я теперь такая разумная. А тогда негодовала, ужасно страдала, рвалась к успеху. Хорошо, что меня попридержали.

 

И вот Алиса встретила человека, под обаяние личности которого подпадают почти все, кому посчастливилось с ним встречаться. Это Игорь Владимиров — сейчас известный актер, режиссер и педагог. А 18 лет назад он был начинающим главным режиссером театра имени Ленсовета.

 

Алиса Фрейндлих:

Игорь Петрович Владимиров — мой настоящий учитель в искусстве, заботливый и строгий педагог, мой верный друг. Всеми своими достижениями в театре я обязана только ему.

Я не представляю себе актрису Фрейндлих без режиссера Владимирова. Мне даже страшно об этом подумать. Смогу ли я теперь работать в другом театре? Не знаю. Скажем, ушла бы я в БДТ. Прекрасный театр, не правда ли? А как я там буду выглядеть — трудно сказать. Ведь театр-то совсем непохожий, другие принципы, иная школа, иная поэтика. И актеры другой выучки. Может, я там буду заштатной актрисой. А Владимиров предоставляет мне полную свободу для творчества. И знает меня и мои возможности, как никто другой. Можно сказать, режиссер Владимиров создал актрису Фрейндлих. Думаю, это не будет преувеличением.

 

Союз Фрейндлих и Владимирова оказался счастливым. Основные творческие достижения Алисы связаны с театром имени Ленсовета, с великолепной труппой, которая состоит из учеников Владимирова. Здесь Алиса сыграла более тридцати ролей. Слава ее росла и перешагнула вскоре далеко за пределы Ленинграда.

Так чем же Алиса Фрейндлих завоевала сердца зрителей? Почему в созвездии блестящих советских актеров она одна из первых?

 

Алиса Фрейндлих:

Знаете, вы, кажется, решили меня со всем светом поссорить. Фрейндлих — самая первая... Хорошенькое дело! А где же Евгений Лебедев, Сергей Юрский, Иннокентий Смоктуновский, Игорь Ильинский, Александр Борисов, Игорь Горбачев, Олег Ефремов, Юрий Толубесв, Юрий Яковлев? А чем вам не по нраву Ангелина Степанова, Татьяна Доронина, Зинаида Славина, Марина Неёлова?

Список этот, разумеется, можно продолжить. Я назвала тех, кто мне сразу в голову пришел.

На мой взгляд, нет ничего опаснее для актера, чем такое вот: "Гром победы раздавайся!" Как только актер уверует в то, что он первый, гениальный, национальная святыня, пиши пропало, ему как художнику конец пришел. Увы, таких примеров немало.

Конечно, звания, награды, премии, восторженные отзывы критиков — это все приятно. Но куда важнее творческое горение. Да, лучше быть в числе первых. Но это не главное. Лично для меня важно, что я актриса. Просто я люблю театр и не могу без него. И счастлива, что занимаюсь любимым делом.

А термин этот — "первенство" — давайте оставим для спортивных состязаний.

 

Многие считают, у Фрейндлих свой театр. В расчете на ее творческую индивидуальность во многом строится репертуар. Что ж, не диво это. Хоть редко, но бывает.

Алиса прекрасно поет. Но нет, не в этом дело. Ныне многие драматические актеры хорошо поют и могли бы работать на концертной эстраде. Например, Андрей Миронов, Татьяна Доронина, Михаил Боярский.
Алиса прекрасно танцует. Но у нас много отлично подготовленных синтетических актеров: тот же Анд рей Миронов, Николай Караченцов, Константин Райкин, Людмила Гурченко, Марина Неелова.

 

Алиса Фрейндлих:

Не могу согласиться. Свой театр не у Алисы Фрейндлих, а у Игоря Владимирова. Во мне Игорь Петрович нашел исполнительницу своих творческих замыслов. Театр наш (смею надеяться, весьма необычный театр) в том виде, в котором он существует, придумал и создал режиссер Владимиров. Эстрадной певицы из меня не получилось бы при всем моем желании. Нет данных . Я драматическая актриса, которая очень любит петь. И танцевать.

 

Может, секрет в ролях Алисы? Да, разумеется. Но судью Елену Ковалеву ("Ковалева из провинции" И. Дворецкого) играли десятки актрис, певицу Гелену Модлевску ("Варшавская мелодия" Л. Зорина), наверное, сотни, а бессмертную Джульетту — тысячи. Более того, Фрейндлих почти всегда бывает далеко не первой исполнительницей роли. Но благодарная зрительская память зачастую запечатлевает интерпретацию Алисы в качестве своеобразного эталона.

Алиса может творить на сцене настоящие чудеса, как, например, в спектакле — концерте по произведениям классиков немецкой драматургии "Люди и страсти", созданном Владимировым специально для Фрейндлих. За каких-нибудь два часа актриса играет полдюжины ролей, перевоплощаясь буквально на глазах у зрителей, поет, читает стихи. Перед нами — Елизавета, королева английская, отправляющая на казнь свою пленницу, шотландскую королеву Марию Стюарт ("Мария Стюарт" Шиллера). Из победительницы актриса превращается в побежденную: Мария-Антуанетта ("Вдова Капет" Фейхтвангера) уходит на смерть, так и не сумев понять, в чем ее вина перед Францией... Мыслитель и борец Уриель Акоста ("Уриель Акоста" Гуцкова) в трудный час своей жизни, униженный, поверженный в прах, отрекающийся oт своих убеждений — мужчина в расцвете лет! -это тоже Алиса!

Первое впечатление — невероятно! Однако вспомним: были женщины, игравшие Гамлета. А искусством мгновенной трансформации ныне владеют актеры театра и эстрады. Хоть немногие, но владеют...

Первой появление Фрейндлих на сцене, как правило, удивляет — она незаметная, обыкновенная, даже приземленная. И одеты ее героини не броско, и манерами не блещут, да и разговор их с чудинкой; речь прерывистая, ударения все больше смысловые, согласные удивительно раскатываются. Актриса не боится быть некрасивой, даже озорно бравирует своей смелостью.

Но проходит минута, другая — и вдруг происходит то самое чудо, за которым и ходят люди в театр. Как-то неожиданно зрительный зал покоряется воле маленькой женщины.

Вот это единение актрисы и зала и есть первый секрет гипнотической силы воздействия Алисы на зрителя. Каждый зритель вдруг начинает ощущать, что сегодня Фрейндлих лицедействует именно для него. И ее героини с поразительно красивой душой и сердцем, неся на своих хрупких плечах непосильный груз ответственности, преодолевая любые жизненные невзгоды, на наших глазах обретают и утверждают себя, становятся прекрасными.
Второй секрет Алисы прост, предельно прост. Каждый свой спектакль, каждую роль она играет с такой яростной страстью, с такой поразительной самоотдачей, как будто это последний и самый важный вечер в ее жизни. Теперь или никогда нужно сказать зрителю свои самые важные, самые сокровенные слова, донести до ума и сердца сотен людей свое представление о человеческих ценностях, смысле и красоте жизни.

Как правило, в самый кульминационный момент, когда страсти достигают апогея, актриса берет в руки микрофон и выходит па авансцену. И в зал летят веселые и грустные, лирические и трагические песенки — комментарии Алисы к происходящему на сцене. Она как будто рассматривает своих героинь со стороны.

 

Алиса Фрейндлих:

Ну, это спорно. Вряд ли мне удается моих героинь со стороны рассматривать. У меня другая задача: слиться воедино с моей героиней. Чтобы, как говорят, между нами иголку нельзя просунуть было. Другое дело, что удается это далеко не всегда.

 

Еще одно удивительное свойства Алисы: она актриса без амплуа. Попросту она может сыграть абсолютно все: юную красавицу, сказочную героиню и уродливую старуху, простолюдинку и даму из высшего общества. Может и мужчин. И животных. И даже детей. (Это невероятно трудно. Тут любая фальшь — кричит!..) Дочери Алисы Варваре- 11 лет. Малышу из сказки А. Линдгрен "Малыш и Карлсон, который живет на крыше" — всего 7. Согласитесь, это непросто: проработать на сцене целых 20 лет — и вдруг превратиться в ребенка, который младше твоей дочки.

Алиса Фрейндлих — актриса, остро чувствующая современность. Она современна и по своему мироощущению, и по своей раскованной манере игры, и по трагедийному накалу чувств, и по передаче тончайших душевных нюансов своих легко узнаваемых героинь. В ней каждый видит себя, свою борьбу, свои надежды и идеалы.

Алиса сравнительно редко выступает в классическом репертуаре. Ее стихия — день сегодняшний.

 

Алиса Фрейндлих:

Ну, и чем же тут хвастаться? Да тут рыдать нужно. "Караул!" кричать. Это совсем не достижение, что я мало классику играла. Это беда моя.

Жестоко ошибается тот, кто в простоте душевной считает, что классик — это писатель, который давно умер и которого из вежливости надо ставить к юбилею. Нет, классик — это титан, который имеет дело с напряжением 100000 вольт, а не 220, как все простые смертные.

Одно дело — сыграть, скажем, библиотекаршу Екатерину Елочкину ("Пятый десяток" А. Белинского), о которой я знаю абсолютно все: я тысячи раз бывала в библиотеке, в таких вот семьях, праздничных компаниях, вглядывалась в лица этих милых людей. Мне нравится пьеса, я люблю эту роль, но, положа руку на сердце, не так уж сложно было мне сыграть ее.

А хочешь доказать, что ты настоящая актриса, — сыграй Софокла и Еврипида. Постигни накал страстей шекспировских героинь. Проникни в высокий строй мыслей Чехова, Горького, Булгакова.

Русская актриса, которая не играла Чехова?! Смех и грех! Я очень счастлива, что мы наконец-то приняли к постановке "Вишневый сад", где я сыграла роль Раневской...

 

Еще один, последний штрих к портрету. Владимиров и Фрейндлих искали и нашли тему Алисы в искусстве. Это тема Любви. Любовь для Алисы и ее героинь священна, это божественное чувство, начало всех начал, любовь — это сама жизнь.

Тема большой, настоящей любви — вот путеводная нить очень разных, своеобычных героинь Алисы. А героини эти, как правило, многосложные, трудные и такая же трудная жизнь у них. Но они живут, страдают и борются во имя любви. Ибо без любви, как бы разно они ее ни понимали, жизнь становится тусклой, будничной и скучной. Без любви, солнечной и свободной, жизнь теряет для героинь Фрейндлих все свое очарование. Раскрывая нестареющую ценность и гуманистическую силу любви, Алиса показывает, как расцветает человеческая личность под влиянием всепоглощающего чувства.

Каждая новая роль Алисы — предмет пристального внимания критиков и театральной общественности. Внешне ее карьера кажется безоблачной, хотя у актрисы немало творческих проблем.

В течение целых 15 лет, со времени первых гастролей Алисы Фрейндлих в Москве, о ней принято говорить лишь в самых восторженных тонах. Посмотрите, мол, какой необыкновенный талант, божий дар. Но за судьбу таланта, особенно такого хрупкого, как Алиса, всегда тревожно. Ныне творческая судьба ее вызывает опасения. Дело в том, что актриса начала играть так называемые возрастные роли, ее героиням уже за 40. Вроде бы все закономерно. Поздно или рано этот переход должен был совершиться. Однако Алиса сейчас находится в прекрасной форме. Она все знает, все может, все умеет. И пока еще она неподражаемо играет молодых героинь. Сколько продлится этот счастливый период? Должно быть, лет 7-8, не более. А все ли сделала Фрейндлих, что могла, обязана была сделать? Увы! И половины не сделала.

Синтетическая актриса — это хорошо или плохо? Странный вроде бы вопрос. Особенно, когда дело касается Алисы. Ведь ей подвластны любые изобразительные средства. Она добивается ярких побед и в драме и в мюзикле. Но ведь рядом с Фрейндлих еще 50 актеров. Не все они умеют петь и танцевать так, как Алиса, их профессия-драма. Надо и об их судьбе подумать. Ведь театр имени Ленсовета не монотеатр Алисы Фрейндлих. И вот среди триумфов и всеобщих восторгов раздаются трезвые голоса: "А сколько можно петь и танцевать в драматическом театре?".

 

Алиса Фрейндлих:

Меня иногда упрекают в том, что я слишком много пою и танцую. Мне странно слышать эти упреки. Да у нас в театре из четырех-пяти спектаклей лишь один — музыкальный. Но почему-то существует мнение, что я чуть ли не мюзик-хольная актриса. А Джульетта? А Лика? А Ковалева? А Елочкина? О них почему-то забывают. Вспоминают "Люди и страсти" или "Варшавскую мелодию". Но ведь Гелена — студентка консерватории, а потом — знаменитая певица. Да, я пою и аккомпанирую себе на рояле в этом спектакле. Но ведь это не я придумала. Это Леонид Зорин написал. Неужели было бы лучше запустить фонограмму с записью польский певицы (кстати, так и поступают в некоторых театрах), чтобы я лишь рот разевала?

И почему в конце концов я не имею права петь и танцевать? Наверное, я плохо представляю себе, что это означает — драматическая актриса. Быть может, это актриса обязательно безголосая, не умеющая двигаться и ходить по сцене? Для того, чтобы полностью раскрыть свои возможности, мне нужны музыка, танец, пение, мелодекламация. Вот здесь-то часто и бывает эмоциональный пик, даже смысловой пик драматической роли. Музыка дает актеру возможность сказать что-то свое поверх текста, что ли, помимо автора... И что же в этом плохого?

Если уж на то дело пошло, то кто виноват в том, что в репертуаре удерживаются музыкальные спектакли? Просто очень часто мюзиклы оказываются лучше сработанными, более жизнеспособными. Может, это веление времени? Как, по-вашему, "Укрощение строптивой" — хороший спектакль? Он 400 раз прошел. А ведь это мюзикл. "Мой бедный Марат" — драматический спектакль. Тоже 400 раз прошел, мы его 12 лет в репертуаре удерживали. По-моему, важен результат. Дело в том, искусство это или нет. А жанр — дело второстепенное.

О монотеатре. Это хорошо организованное недоразумение. Есть театр имени Ленсовета со своим творческим лицом, есть актеры и среди них я — Алиса Фрейндлих. Одна из многих. Думаю, что добрый десяток наших актеров мог бы украсить любую труппу. Один из лучших наших спектаклей — "Левша". Там прекрасный актерский ансамбль: Барков, Розанов, Девяткин, Петренко (последний, к сожалению, ушел из театра, где его очень любили и гордились им). Я не занята в этом спектакле. Как не занята еще в 10 спектаклях текущего репертуара. Попасть в наш театр на любой спектакль совсем непросто.

В кино же все иначе. В кино актер полностью зависит от режиссера. Я приезжаю на съемки на один день и должна верить режиссеру на слово, что этот кусок нужно сыграть так, а не иначе. Проверить истинность его слов я могу только после выхода фильма на экран.

Сейчас мы с Игорем Петровичем снимаемся в "Старомодной комедии" по пьесе А. Арбузова. Великолепная пьеса, а какой выйдет фильм — сказать трудно.

 

По счастью, массовый зритель даже и не подозревает о трудностях актрисы. Он любит маленькую хрупкую Алису Фрейндлих горячо и восторженно. И отвечая любовью на любовь, вновь и вновь выходит она на подмостки сцены...

 

автор Ю. Галкин

журнал "Юность" № 6 — 1979 г. 



© 2007-–2018 Алиса Фрейндлих.Ру.
Использование материалов сайта запрещено без разрешения правообладателей.