Афиша Биография Театр Фильмография Галерея Пресса Премии и награды Тескты Аудио/Видео Общение Ссылки

Алиса Фрейндлих: «Я цеплялась за маму, бабушку и кусочек хлеба»

Когда Алисе Фрейндлих предложили сыграть кровавую леди Макбет, она изумилась — что же между нами общего? Договорились с режиссером, что "единым знаменателем" будет умение любить. Алиса Фрейндлих — одна из самых загадочных актрис нашего времени. Чувственность и интеллектуальность, изменчивость и мудрость, русская широта и немецкая точность, абсолютная простота и аристократизм в кубе. Историю своих предков знает вплоть до петровских времен, когда Петр Великий зазывал в свой город мастеров-виртуозов, и среди приехавших был ее сколько-то-прадед-стеклодув. Ленинград для нее город, где "родилась дважды", -второй раз, когда немецкие снаряды попали в ее дом. По военной привычке съедает все, что лежит на тарелке, но не пользуется ни одной льготой блокадницы: "Я же получаю зарплату в театре". Питерский Театр Ленсовета много лет соперничал в популярности с лучшим театром страны БДТ, потому что там играла Алиса Фрейндлих. Пересмотрев ее театральные работы, Эльдар Рязанов изменил принцип киносъемок: не монтаж эпизодов, а вполне театральное "проживание" от начала до конца — только ради того, чтобы раскрыть дар Алисы Фрейндлих.

- Алиса Бруновна, вы оказались среди немногих "продвинутых" актрис, кто обзавелся собственным сайтом в Интернете. Вы с компьютером на короткой ноге? Поклонникам, которые вам стихи пишут, отвечаете?

- Я в компьютерах ничего не понимаю и в Интернет не хожу. Вот мой девятилетний внук туда ходит — за неприличностями. У меня же и компьютера нет. А страничку открыла моя поклонница с моего разрешения. Показала исходный материал — статьи, рецензии, а что там впоследствии добавилось, я даже не знаю.

- Где вам сегодня комфортнее: в академическом театре с традициями или в маленькой мобильной антрепризе?

- Когда в театре есть работа с хорошими режиссерами и дорогими твоему сердцу партнерами — это необыкновенное счастье. Но в театре бывают разные полосы, наполненную жизнь сменяет пустыня без новых ролей. У меня уже третий сезон такая пустыня.

- Вы видите ситуацию в БДТ изнутри. Как вы думаете, почему уже более десяти лет ни один режиссер не решается его возглавить?

- Я мечтаю о том, чтобы наш театр стабилизировался. Сейчас его, конечно, качает. Кирилл Юрьевич Лавров, возглавляющий театр уже почти двенадцать лет, конечно, устал и мечтает, чтобы кто-то снял с него это тяжкое бремя. Но крупные режиссеры с именем уже имеют свои театры. Максимум, что они могут, это вырваться на два-три месяца что-нибудь поставить. А молодой режиссер, даже заявивший о себе, который будет выстраивать театр "по образу своему и подобию", должен дождаться, когда остынет энергетическое поле после такой грандиозной личности, как Товстоногов. Ведь команда его актеров привыкла к определенному уровню. Энергия, оставшаяся от Товстоногова, должна покинуть театр вместе с его командой.

- При Товстоногове в БДТ существовали разные эпохи — эпоха Смоктуновского, Юрского, Борисова, Дорониной. Была ли и эпоха Фрейндлих?

- Все, что вы назвали, все равно было эпохой Товстоногова. Он никогда ничего не монтировал под актера, хоте собирал их, как хороший коллекционер, и использовал, как разумный хозяин. Старался, чтобы его "ожерелье" не рассыпалось: например, ушел Борисов — пришел совершенно не похожий на него Ивченко. Я не могу сказать, что Георгий Александрович относился ко мне без интереса — он ведь начал приглашать меня в БДТ за пять лет до того, как я перешла туда из Театра Ленсовета. И когда я пришла, он начал фантазировать, что будет со мной ставить. Но я успела только на последние пять лет его жизни, когда он уже хворал, и наши работы в какую-то богатую мозаику не сложились.

- Раньше москвичи и ленинградцы запросто ездили друг к другу на премьеры. Если исходить из ваших зрительских впечатлений, ради чего сегодня стоит приехать москвичу в Питер, и наоборот?

- У меня самое сильное впечатление за последнее время — "Как я съел собаку" Гришковца.

- Вы были одной из самых играющих актрис — в Театре имени Ленсовета двадцать две роли за двадцать два года. Пришлось ли вам испытать на себе тот возрастной перелом, когда вдруг оказывается, что не так уж много ролей, которые можно играть?

- Ну конечно, для актрис "далее среднего возраста" очень мало ролей, достаточно емких и интересных, в которых можно было бы сыграть судьбу. Они в основном заканчиваются на рубеже "сорока с хвостиком".

- Поучается, что это неизбежность.

- Неизбежность — посмотрите на судьбы актрис моего возраста и поймете, что все страдали от нехватки материала, способного насытить опытную душу.

- Владимиров ревновал вас к другим режиссерам?

- Сейчас его уже не спросишь, но к моим съемкам в кино относился довольно ревниво. В результате я не снялась в нескольких картинах. В каких — не скажу. В них сыграли другие актрисы и сыграли достойно.

- С вами совершенно не вяжется определение "блокадница", тем не менее, ваше раннее детство пришлось на блокаду. Вы понимали тогда, что происходит?

- Скорее, понимать стала потом. А тогда чувство голода поглощало все остальные чувства. Я просто цеплялась за маму, бабушку, кусочек хлеба, и все мои эмоции сводились к этому узкому кругу радостей.

- Ваша фамилия несла в себе и груз славы вашего отца, знаменитого актера Бруно Фрейндлиха, и перспективу не салак простых отношений с власть предержащими. У вас было несколько возможностей поменять ее официально, но вы не сделали этого. Почему?

- Из уважения к собственным корням. Я очень чту папу и всех наших предков. Так что ж я буду менять фамилию из страха перед властью! Тем более что родилась я тогда, когда страхи эти стали уходить, а испытывать их по инерции не хотелось. К тому же имя, отчество и фамилия должны быть как-то согласованы между собой. Была бы я Алиса Бруновна Петрова — вот смеху-то было! А что касается груза папиной славы, то, конечно, его было выдержать тяжело. Вот сидит рядом моя дочка, которой тоже было тяжело вынести груз знаменитой фамилии. Чем больше шепчут за ее спиной, тем больше ослабевает ее воля к занятиям актерской профессией. И за моей спиной шептали, но у меня это, напротив, вызывало ожесточение. Моя воля от этого только возрастала. Чем больше шептались, тем больше хотелось доказать, что я и сама могу.

- Вы не хотели встретиться с Бруно Артуровичем на сцене?

- Мы хотели. И даже предприняли попытку поставить "Цезаря и Клеопатру" в Театре Ленсовета, даже репетировать начали, но не состоялось по времени — ведь мы работали в разных театрах.

- Он видел все ваши спектакли?

- Почти все, последний — «Коварство и любовь" — десять лет назад. Он почти ничего не слышит, и ходить в театр для него мука.

- Как вы думаете, ваши внуки пойдут по вашему пути?

- Сейчас об этом сложно говорить — к лицедейству тянет всех детей. Недаром хорошие педагоги советуют актерам учиться у детей непосредственности, вере в предлагаемые обстоятельства. Музыкой, танцами, спортом мои внуки занимаются. Но вот чему я их совершенно не могу пока научить — так это помолиться за столом и перед сном и поблагодарить Бога за еду, за каждый прожитый день!



© 2007-–2018 Алиса Фрейндлих.Ру.
Использование материалов сайта запрещено без разрешения правообладателей.